Графический роман «Маус» и День Победы

Maus-graphic-novel-by-Spiegelman-Comics

Последние несколько дней интернет взрывается с завидной регулярностью. Платные моды в Steam, подвисшая в воздухе Silent Hills — ничего хорошего тут нет, но все это проблемы виртуальные, которые в нашей «внеинтернетовой» реальности ощутимых последствий не имеют. Но приближается День Победы, и истерия вокруг него вносит свою лепту в бурление фекалий в социальных сетях. Только теперь это касается нас непосредственно: с полок московских книжных магазинов снимают «Маус» — комикс об ужасах холокоста. Вроде как за нацистскую символику на обложке.

Для тех, кто хочет быть в теме

Комикс МаусMaus — это графический роман-биография. Его автор, сецарист и художник, Арт Шпигельман, написал историю своего отца — Владека. Не историю войны, а именно человека. Своего рода эпиграфом к книге является эпизод из детства Арта. Он приходит к своему отцу в слезах и рассказывает, что его не поддержали в трудную минуту друзья. Отец на это отвечает: «Запри их на неделю в комнате без еды… Тогда узнаешь, что это такое, друзья!..» «Маус» — это история сломленного войной человека, которому выработанные упрямство и привычка выживать не дают спокойно жить в мирное время.

Арт сам признается в комиксе, что его отец, «в чем-то он словно расистская карикатура на старого жадного еврея… А ведь я просто пытаюсь быть честным!..» Владек собирает хлам на улицах, не выбрасывает даже самый бесполезный мусор, экономит на всем и никому не доверяет. То, что помогало выжить тогда, в сороковые, сейчас мешает не только ему, но и окружающим его близким людям.

Повествование завязано на рассказе Владека. Начинается графический роман с того, что Арт приезжает в гости к своему отцу и говорит ему, что хочет написать комикс о нем. Таким образом, вся книга — это воспоминания отца автора, начиная с его знакомства с матерью Арта — Аней, и заканчивая возвращением Владека домой по окончанию войны. Параллельно мы видим период написания романа (1980-ые), где нам рассказывают о семье Шпигельманов в послевоенные годы, в том числе историю самоубийства Ани.

С завязкой истории связан один из самых эмоциональных для меня эпизодов. Когда Арт приезжает к отцу, тот садится на велотренажер: «Крутить педали — мне для сердца полезно…» Пока они разговаривают, мы видим цифры на запястье левой руки Владека. Таким образом нумеровали заключенных в концентрационных лагерях Освенцима. Даже сейчас, когда я рассказываю друзьям про этот момент в книге, по телу пробегают мурашки.

Maus — это рассказ о том, во что превратились люди в такой ситуации. Не только немцы, но и евреи. В одном эпизоде всю огромную семью Владека, его жены Ани и множество других сгоняют на временное заключение в здание, отделенное от города забором с колючей проволокой. Там Владек встречает двух своих кузенов. Он платит им, чтобы помогли выбраться. Тут мы возвращаемся в «современность». Арт спрашивает отца, почему кузены не помогли ему выбраться бесплатно — они все-таки семья. Владек ему отвечает: «Ха! Ничего ты не понял… В то время не было больше семей. Каждый теперь заботился только о себе».

trOgBJCWdIc

Рисунок

Maus чаще всего узнают по особенности рисовки: люди в графическом романе — антропоморфные животные. Причем каждой нации соответствует свой зверь. Евреи заимели головы мышей, фашисты — котов, поляки — свиней и т. д. Как Арт Шпигельман сам признался, что этим он хотел показать глупость деления людей на нации, доводя эту идею до абсурда.

Антропоморфные образы — это единственная причина, по которой Maus появился в формате именно комикса. Будь он текстовой книгой — ни за что не смог бы передать идею несостоятельности радикального национализма так ярко. И в нем бы не могло быть сцены, когда Владек надевает маску свиньи, чтобы поляки его приняли за своего.

Касательно свастики, за которую, судя по всему, в предпраздничной истерии и невзлюбили Maus полки отечественных магазинов: ее тут нет. То есть, и на обложке, и в самом комиксе этот символ остается узнаваемым, но его нигде не показывают однозначно. Везде он либо искажен, либо частично закрыт. Целиком свастику как символику фашистской германии в комиксе найти нельзя.

Наследие комикса

Как только Maus был издан, на него градом посыпались награды. Комикс был номинирован на 13 премий, из которых выиграл 11, в том числе Пулитцеровскую Премию, Премию Харви и Премию Айснера. На него обрушились хвалебные рецензии от крупнейших газетных издательств того времени, таких как The Times. Maus признали одним из трех графических романов, наиболее важных для комикс-индустрии, поставив в один ряд с «Хранителями» и «Возвращением Темного Рыцаря». По моему скромному мнению, Maus даже во многом превзошел вышеупомянутых мастодонтов комикс-индустрии. Он гораздо серьезнее и Watchmen, и The Dark Knight Returns, что делает его куда ближе к понятию «графический роман», если не его эталоном. Поговаривают, что в западных школах Maus изучают как обязательную литературу.

Заключение

После всего вышесказанного становится как-то грустно от того, что в московских книжных магазинах Maus убирают с полок. Только вдумайтесь: в честь празднования Дня Победы над фашистской Германией Maus стыдливо прячут на склад. Вместо того, чтобы ставить этот графический роман на самое видное место на витрине, его убирают с глаз долой. Корень зла здесь — всепоглощающая лень, а именно вооот-такое нежелание виноватых (властные структуры? Администрация книжных магазинов?) разбираться в происходящем. Нет книги со “свастоном” — нет проблемы, правда? Не правда. Все-таки, голова не для того дана, чтобы шапку носить.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Михаил Соловьев

Михаил Соловьев

@lumme16vatt(3)

Блогоподобный журналист. Добрый и улыбаюсь, но все равно умен и скромен.

TwitterVKSteam

Комментарии:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: